Главная / Финляндия / Культура и традиции

Культура и традиции Финляндии

Йоулупукки  

Его сани летают. Его олени разговаривают, его мешок всегда полон подарков. Его знают во всем мире и в каждой стране называют по-своему: Пер Ноэль, Юлбокк, Фаттер Кристмасс, Дед Мороз... Но на своей родине, в Финляндии, он больше известен как Йоулупукки. В переводе имя звучит не слишком симпатично - Рождественский козел. Столь странное прозвище финский Санта-Клаус получил благодаря деревенским жителям, которые в Рождественскую ночь надевали козлиную шубу и разносили по домам подарки. Говорят, что именно эти самозванцы спугнули Санту. Он больше не гуляет по улицам в канун Рождества, а сидит в своей зимней резиденции в Рованиеми и принимает всех желающих. Хозяин Рованиеми сидит в небольшом деревянном доме, усеянном лампочками. Трудно понять, улыбается ли Санта-Клаус, когда к нему подходят маленькие поклонники... Из-за обильной бороды и усов лица почти не видно. Только глаза, очень мудрые и добрые, рассматривают посетителей сквозь стекла очков. "А вы хорошие дети?" - этими словами Санта встречает маленьких гостей. Сразу предупреждаем - врать бесполезно. Санту не обманешь. Ему ведь все известно. Огромные книги, которые выстроились на высоких полках в офисе Санты, могут многое рассказать о каждом ребенке на планете. Где живет, хорошо ли себя ведет, какие у него желания. Заполняют эти талмуды маленькие помощники Санты - гномы. А вот информацию Санта-Клаус получает благодаря дополнительным ушам. Всем известно, что летом Йоулупукки живет на горе Корватунтури. У этой горы три уха. Они улавливают малейшие изменения в жизни любого ребенка. И они первыми сообщают Санте, кто перестал верить в Рождественское чудо. Говорят, что в эти моменты над Корватунтури идет звездный дождь, а страничка с рассказом о повзрослевшем ребенке становится белой. Гномы ничего не записывают на ней, так как Санта убежден, что когда-нибудь взрослые одумаются и поверят в него. Тогда на чистых страницах снова появятся забытые имена и фамилии. Еще гномы помогают Санте разобраться с письмами. Каждый год в Рованиеми приходит более 600 тысяч писем. И перечитать их все одному не под силу, даже Санта-Клаусу. На главном Рождественском почтамте дым коромыслом. Маленькие гномы заполняют бланки, ставят печати на конверты, обсуждают какие-то рождественские дела. Заправляет всей этой артелью главная помощница Санты. Официально ее должность называется "Главный Почтовый Гном". В ее обязанности входит отмечать на доске, сколько пришло писем, чтобы не дай бог какое не пропало. Главный Почтовый Гном лучше всех знает, какие письма более всего по душе Санте. После разговора с Главным Гномом мы узнали несколько золотых правил в написании писем для Санта-Клауса. Во-первых, не просите много. Во-вторых, расскажите побольше о себе. И, в-третьих, Санта тоже любит подарки. Большой стеклянный куб наполнен сосками. Это и есть подарки для Санта-Клауса. Ценность обыкновенной соски заключается в том, что именно с этим предметом каждый из нас начал жизнь. Сам Санта сосками не пользуется, он дает их маленьким гномам, с условием, что потом соски вернутся на место. Вся суета на почте, да и в самой деревне, прекращается в Рождественскую полночь. Когда над Лапландией сгущается тьма и не видно ничего, кроме звезд, по всей деревне проносится тихий звон рождественских колокольчиков. Это сигнал для Санты. Пора отправляться в кругосветное путешествие. Чтобы успеть до утра доставить подарки всем, кто успел их заказать. В письме, на словах или просто в мечтах.

Кинемотография в финляндии

За последние двадцать лет в Финляндии было создано около 350 художественных фильмов, в среднем 15-20 фильмов в год. Число это можно считать достаточно высоким, принимая во внимание 5-миллионное население Финляндии и тот факт, что кинорынок все больше захватывает поток фильмов из США.

Кинемотография в Финляндии всегда было ориентирована на внутренний рынок, и мы пока не можем рассчитывать на экспорт наших фильмов. Значительная часть наших картин для своей окупаемости требует более 100000 зрителей. Этот уровень превышают только самые популярные комедии и такие эпические фильмы о национальной истории, как например, “Зимняя война”. Производство фильмов у нас существует в основном за счет субсидий государства.

Кризис 50-х годов

Как и во всем мире, в 50-х годах финская кинопромышленность пережила кризис. Зрительская аудитория сократилась, сначала в связи с развитием телевидения, потом под натиском видеопродукции. Скольжение вниз прекратилось только в конце 80-х годов. В конце 50-х назрела необходимость государственных субсидий, и первая система поддержки была учреждена в начале 60-х годов в форме государственных премий. В конце десятилетия был создан Кинофонд Финляндии. Постепенно стабилизировалась его система поддержки. Кинофонд сам не производит фильмов, но принимает решения о финансировании, распределяет фондовые займы, включающие в себя государственные гранты, выплаты за повторное использование кассет, кассовые сборы, и регулирует права на телевизионный показ.

Когда в начале 60-х рухнула система кинопроизводства, в которой преобладали крупные компании, возникла “новая финская волна” - появились фильмы, созданные мелкими компаниями. Все это опять-таки соответствовало международной тенденции. Поколение переходного периода перевело финское кинопроизводство в следующее десятилетие. Позднее и оно тоже было вынуждено отступить в сторону по разным причинам. В настоящее время Ристо Ярва, Микко Нисканена и Хейкки Партанена нет в живых, а Йорн Доннер, Эркко Кивикоски и Мауну Куркваара не снимали фильмы с начала 80-х годов. Даже такие ветераны, как Матти Кассила и Рауни Моллберг, кажется, испытывают трудности.

Смена поколений в начале 80-х годов

Смена поколений началась в начале 80-х годов, и за десятилетие было создано около тридцати первых фильмов, многие из которых, к сожалению, оказались последними в творчестве их режиссеров. Мика и Аки Каурисмяки появились как пионеры нового кино, но кроме них были и другие, реже упоминаемые режиссеры, такие как Пяйви Хартцель, Матти Ияс, Маркку Лехмускаллио, Клас Улссон, Олли Сойнио и Лаури Тёрхёнен.
 

С появлением молодых режиссеров финская кинематография вновь открыла тему “неприкаянного поколения”, создавая контакт с большей частью зрительской аудитории. Первый прорыв в этом направлении сделал Тапио Суоминен своим фильмом “Здесь начинается жизнь” (1980), имевшим большой успех и у зрителей, и у критиков. Он имел такое же эстетическое и производственное значение, как картина “Под твоей кожей” в середине 60- х. Фильм Суоминена уловил в воздухе нечто такое, что ускользало от финских режиссеров на протяжении долгого времени: он рассказал о проблемах молодого поколения языком, доступным широкой аудитории. Зрители легко могли отождествлять себя с героями картины.

В 80-е годы появились также фильмы - сказки “Король без сердца” (1982), “Песси и Иллюзия” (1984) и “Снежная королева” (1987), поэтические ленты L`pjjs Лехмускаллио о противостоянии человека и природы (“Танец ворона”, 1980, “Лыжник”, 1982, “Инуксук”, 1988) и фильм ужасов Олли Сойнио “Лунная соната” (1988). В эпическом ключе создал фильмы “ Равнины” (1988) и “Зимняя война” (1989) Пекка Парикка. От лица нового поколения горожан выступил в своих картинах “Тропик льда” (1987) и “Посвященные” (1989) Лаури Тёрхёнен.

Братья Каурисмяки создают направление

Наиболее заметными представителями финского кинематографа как у себя на родине, так и за рубежом, бесспорно являются братья Каурисмяки. Их первые совместные проекты, “Лжец” (1981) и “Никчемные” (1982), поставленные Мика Каурисмяки по сценарию Аки Каурисмяки, были подобны свежему дыханию ветра.

Братья отказались от широко распространенных форм кинопроизводства, как и от мелкомасштабной тенденции “новой волны”. Эта тенденция включала в себя игру с ассоциациями, цитатами, скрытыми шутками. Мика Каурисмяки приблизился к традиционным методам и жанрам киноискусства, используя в качестве отправной точки криминальный рассказ ( “Клан”, 1984), “дорожное” кино (“Россо”, 1985), комедию (“Ча-ча-ча”, 1989), образцы зарубежных гангстерских фильмов (“Хельсинки - Неаполь: всю ночь напролет”, 1987) и приключенческие ленты (“Амазонка”, 1990). В 90-х годах Мика Каурисмяки работал преимущественно в Соединенных Штатах и сделал больше американских фильмов, чем финских. Например, “Лос-Анджелес без карты” (1998).

Младший брат Аки Каурисмяки выступает как стилистически и тематически последовательный режиссер, чье творчество отмечено знанием кинематографической традиции и грубым, часто черным юмором. Он представляет зрителю маргинальных, отчужденных героев, сочетая критику общепринятых ценностей с моральным пафосом. Такова, например, “трилогия рабочего класса”: “Тени в раю” (1986), “Ариэль” (1988) и “Девушка со спичечной фабрики” (1990). Аки Каурисмяки начал деятельность режиссера с версии романа Достоевского “Преступление и наказание” (1983), действие которого перенесено в Хельсинки, затем продолжил ее сказочной сатирической городской одиссеей “Calamari Union” (1985) и современной версией Шекспира “Гамлет входит в дело” (1987). Действие большинства более поздних фильмов Аки Каурисмяки происходит за рубежом: в США (“Ленинградские ковбои едут в Америку” , 1989), в Лондоне (“Я нанял для себя убийцу”, 1990), в Париже (“Жизнь богемы”, 1992). В своих более поздних работах “Побереги свою косынку, Татьяна” (1994) и “Вдаль уплывают облака” (1996) он вновь обращается к жизни финского рабочего класса.

Во многом благодаря братьям Каурисмяки международный статус финского кинематографа значительно повысился. Финские фильмы широко демонстрировались на различных показах, ретроспективах и фестивалях. На фестивале Скандинавского кино в Руане они привлекли к себе большое внимание, что подтверждается множеством специальных призов и главным призом, доставшимся в 1989 г. фильму Матти Кассила “Великолепие и нищета человеческой жизни”.

Братья Каурисмяки известны не только в Европе, но и в Северной и Южной Америке и в Японии. Нью-йоркский Музей современного искусства организовал ретроспективу их фильмов, а на кинофестивалях их имена соседствуют с именами других ведущих режиссеров Европы. Аки Каурисмяки стал культовым режиссером во многих европейских странах. Правда, зрительская аудитория Каурисмяки невелика и специфична. Но братьям удается постоянно добиваться успеха даже в условиях ограниченного бюджета.

Финский кинематограф в 90-х годах

И все же недостатка в новых режиссерах не было - более чем дюжина их появилась в последнее десятилетие. Кроме братьев Каурисмяки значительного успеха добились также Вейкко Аалтонен и Маркку Пёлёнен. Аалтонен завершил свой первый фильм “Окончательное соглашение” для компании Каурисмяки в 1987 г., но настоящее признание пришло к нему после второго фильма “Блудный сын” (1992). Это изображение садомазохистских отношений между двумя мужчинами, выявляющее глубокие истоки насилия. “Отче наш”, созданный в 1993 г., использует схожий мотив, травму , полученную в детстве в результате инцеста. Последняя работа Аалтонена “С любовью, Майре” (1999) исследует вспышки насилия, которыми одержима одинокая женщина из высшего общества.

Маркку Пёлёнен обратил на себя внимание последовательным обращением к темам сельской жизни. В фильмах “Земля счастья” (1993), “Последнее венчание” (1995) и “Король сплавщиков” (1998) Пёлёнен возвращается в Северную Карелию своих ранних лет, переживающую кризис оттока населения из села, показывает вызванные этим процессом изменения в обществе. Фильм Пёлёнена отличает полнокровное изображение жизни крепкого деревенского народа, соединение трагедии и комедии, ностальгия и острая интуиция.

Важной чертой финского кинематографа 90-х годов стал значительный вклад женщин-режиссеров. Пирьо Хонкасало начала свою карьеру режиссера в 70-х годах, когда работала с Пекка Лехто. Позднее она получила высокое признание за самостоятельно снятие документальные ленты. Отойдя от неигрового кино, в 1998 г. она завершила “Огнеглотательницу”, драматический фильм большой самобытности. Кайса Растимо с тонким чувством стиля поведала о странствиях современной молодой женщины в картине “Соленое и сладкое” (1995), а в фильме “Респектабельная трагедия” (1998) изобразила положение женщины в буржуазном браке в 30-е годы. Аули Мантила привлекла международное внимание своим первым художественным фильмом “Коллекционер” (1997), отмеченным необычным изображением знатной дамы, и продолжила тему насилия с женской точки зрения в “Географии страха” (2000). На протяжении последнего десятилетия женщины-режиссеры заявили о себе как документалисты. Кроме Хонкасало, Ану Куйвалайнен, Кити Луостаринен, Вирпи Суутари и Сусанна Хелке подняли жанр кинодокументалистики на новый уровень в качественном и эмоциональном отношении.

Финское кино на рубеже тысячелетия

На рубеже тысячелетия финское кино переживает процесс возрождения. В 1999 г. выпуск фильмов увеличивается, крепнет профессионализм, заметна оригинальность в выборе тем и стилей. Традиционные “национальные” тревоги снова появились в таких работах, как военный фильм Олли Саарела “Засада”, вестерн по-фински Алекси Мякеля “Крутые” и биографический фильм о финском спортсмене и певце Тапио Раутаваара “Лебедь и странник” Тимо Койвусало. Возрождение выразилось также и в росте кассовых сборов. Весной 1999 г. четыре отечественных фильма возглавили рейтинг посещаемости. Это - “Засада” , “Томми и рысь”, “Крутые” и “Лебедь и странник”.

финские танцы  


В Финляндии танец всегда был межнациональной формой искусства, с тесными связями с соседними крупными городами, такими как Стокгольм и Санкт-Петербург. Влияние Санкт-Петербурга на развитие балета в Финляндии бесспорно, а Стокгольм стал в течение нашего столетия вторым домом для многих финских танцоров.

Центром финского танца безо всякого сомнения стал Хельсинки, хотя за несколько десятилетий его география значительно расширилась. Профессиональное обучение танцу, которое начало развиваться в крупнейших городах в 80-е годы, вынесло культуру танца за пределы столицы. 90-е годы оказались периодом значительного художественного роста, связанного не только с созданием новых танцевальных трупп, но еще и с новыми фестивалями, продюсерскими центрами и, прежде всего, новыми методами работы и постановки.

Часто трудно подступиться к мифу о примитивной силе финского искусства. Невозможно также отделить миф от реальности: что является причиной, а что – следствием? Несмотря на то, что большинство финнов живет в городах и высокая технология проникла в самые маленькие деревни, миф сохраняет представление о Финляндии, как о стране тысяч озер и лесов.

Тем не менее финский танец живет и дышит в городском ритме. Его продолжают творить финские танцоры в Финляндии. Но, с другой стороны, он отражает влияние всех течений современного танца. Самый большой вклад внесли в него немецкий театр танца и японское буто, наряду с контактной импровизацией в ходе танца (contact improvisation) и техникой раскрепощения (release techniques). Несмотря на это, финский танец, хорошо это или плохо, продолжает пребывать в изоляции. Его эстетика вытекает из культурной среды, в которой господствует функциональная строгость финских дизайна и архитектуры. Может быть, именно это объясняет, почему в финском танце так сильно акцентируется физическое начало.

Финляндия, в первую очередь, – страна литературы, театра и музыки, где телесный аспект, обычно, вызывает у людей чувство неловкости. Культура, где не принято говорить о теле, выражает свое отношение к этому аспекту через танец. В финской культуре в танце отражаются господствующая лютеранская концепция о человеке и образ жизни, сформировавшийся в суровых северных условиях.

Многих финских хореографов больше интересует физическая выразительность, а не качество движения. Их целью не является благовидность или привлекательность тела: они стремятся скорее освободиться от общепринятых норм, чем поддерживать их. Поздний подъем культуры танца еще больше усилил эту концепцию, согласно которой только тело – единственно значимый фактор в танце.
 

Государственная поддержка

В Финляндии существование всех видов искусства, в том числе танца, зависит от государственной поддержки. В настоящее время на танец приходится примерно 1 % (около 10 миллионов финских марок) государственных дотаций на искусство. На этом проценте финский танец живет и процветает.

В 1983 году был создан национальный совет по танцу, в дополнение к восьми существовавшим национальным советам по искусству. Эти советы играют центральную роль в управлении искусством: выдают гранты профессиональным артистам и выступают в качестве экспертов Министерства просвещения при планировании и проведении политики в nak`qrh искусства.

Распределение государственной поддержки танцу разделено между Советом по танцу, принимающим решения о грантах артистам и поддержке индивидуальных работ, Финляндским советом по искусству, принимающим решения о поддержке проектов, и Министерством просвещения, выделяющим государственную поддержку театрам танца.

Государственная поддержка как драфинскиематическим театрам, так и театрам танца предусмотрена законом. ”Зодиак – Центр нового танца”, получающий государственную поддержку с 1997 года, – последняя из семи трупп, которым выделяются дотации. В 1997 году общая сумма дотаций театрам танца составила 5,6 миллиона финских марок. Национальный совет по танцу выделяет также дотации на новые постановки еще несформировавшимся труппам. В 1996 году такая поддержка составила 930.000 финских марок. Сюда не входят средства, выделенные на обучение танцу, и государственная поддержка Национальному балету Финляндии, которая в 1994 году равнялась примерно 46 миллионам финских марок.

Помимо субсидий сформировавшимся труппам, государство оказывает поддержку и отдельным танцорам (и другим артистам) через систему грантов. В первую очередь это выгодно фрилансерам. Но эта система дает и танцорам стационарных театров возможность взять творческий отпуск для осуществления своих проектов.

Гранты, которые выделяют артистам ежегодно, имеют огромное значение. В 1997 году на искусство танца ассигновались один грант сроком на пять лет, два – на три года и пять – по году. Последние можно также разделить на шестимесячные периоды. Они не облагаются налогом. Их годовой размер (1997 г.) был около 14.300 долларов США. Совет по искусству выдает субсидии на проекты отдельным артистам и труппам, а также материально поощряет учебу и поездки за границу.

Политика в области танца

Основные моменты политики в области танца можно разделить на два направления: с одной стороны, интенсивное развитие профессионального обучения в 80-е годы, с другой – попытка укрепить позиции театров танца, вводя их в сферу регулярной государственной поддержки. Высшее образование в этой области началось в 1983 году на кафедре танца в Институте театрального искусства в Хельсинки. Вскоре были открыты еще четыре профессиональных учебных заведения в разных частях страны. За обучение классическому балету отвечает школа балета, созданная в 1922 году при Национальной опере Финляндии.

В танцевальных труппах, включая Национальный балет Финляндии, занято менее 30 процентов всех танцоров. Большой проблемой в политике в области танца является оказание поддержки фрилансерам и молодым танцорам, их привлечение в сферу танцевального искусства страны. Национальный совет по танцу обратил внимание на эту проблему и, со своей стороны, оказывает поддержку индивидуальным хореографам. Помимо обеспечения основных предпосылок для художественной деятельности, пока не решенными остаются проблемы, связанные с социальным статусом артистов, налогообложением, материальным положением отставных танцоров. Заметного роста государственного финансирования не ожидается в нынешней политике, идущей к сокращению расходов на общественный сектор.

Национальный балет Финляндии

Финский балет всегда был сугубо национальным. В нем мало иностранных танцоров. Финский балет имеет тенденцию к эмоциональной выразительности и трогающей интерпретации характеров. По мнению Аули Рясянен, финского критика в области танца, эта черта объединяет все виды исполнительского искусства Финляндии. Быть может, речь идет о qbgh финских танцоров скорее с восточным, более эмоциональным танцем, чем с западным, склонным к более абстрактному выражению? Директор Национального балета, Йорма Уотинен (1992–), заявил о своем намерении окончательно порвать с традициями русского балета. Перемена радикальна, так как финский балет всегда имел тесные контакты с русским, а позднее и с советским балетом. Это не может не отразиться на обучении балету, а затем и на выразительности танца. Уотинен обратил свой взор на Францию: даже русские классики теперь подаются на французский манер.

75-я годовщина в 1997 году

Национальный балет Финляндии отметил свое 75-летие в 1997 году. Чем объяснить создание национального балета в этом крошечном северном уголке мира уже в 1922 году? При дворах Стокгольма, Санкт-Петербурга и Копенгагена господствовали старые традиции классического балета. А в Норвегии, например, где развитие высокой культуры имело много общего с ее развитием в Финляндии, статус национального балета был утвержден лишь в конце 50-х годов. Балтийские страны – Эстония и Латвия – претерпели такое же развитие танца как и Финляндия. Хельсинки, Таллин и Рига испытывали на себе двойственное влияние в области танца. Новые идеи шли из Германии: Жак-Далькроз, Дункан и позднее представители ”Аусдрукстанца”, и в то же самое время Россия расширяла влияние классического балета. С независимостью Финляндии в 1917 году возросла роль национальных культурных институтов.

Консервативный репертуар

О национальных балетных институтах часто судят по их традиции. Национальному балету Финляндии присуща стойкая традиция: уже в 20-е годы поставлены все крупные балеты Чайковского, несколько вариантов ”Лебединого озера” в течение года. Повествовательные, сказочные балеты с интригами всегда были любимы финской публикой. Шведы считали послевоенный финский балет своеобразным балетным музеем! Основная традиция Национального балета Финляндии была консервативной, повторяющей его традицию.

Модерн и современное можно было наблюдать в виде незначительного отклонения от репертуара между 20-ми и 60-ми годами. Уже в 30-е годы Георг Ге принялся за неоклассические эксперименты под влиянием Баланчина. Эльса Сильвестерсон также создавала хореографии в духе Баланчина и Ролана Пети. Первым иностранным хореографом стал Юлиан Алго, немец по происхождению. Он работал в Стокгольме и в 1946 году поставил свою версию ”Послеполуденного отдыха фавна”. ”Фрёкен Юлия ”(1952) и ”Одиссей” (1960), хореография Биргит Кулльберг, представляли новую пластику и новое повествование. В это же самое время усиливается влияние советского драматического балета. Репертуар заметно обновился в конце 70-х годов. В 1976 в Национальный балет приехала Каролин Карлсон и поставила балет ”Эхо”. Успех Йормы Уотинена начался с сольного выступления ”Йо-Йо” в 1978 году. Но лишь полномерные современные произведения совершили переворот в репертуаре театра. Следует отметить главенствующую роль балета ”Семеро братьев” хореографа Марьё Куусела: она взяла центральное произведение финской литературы и с помощью новых технических приемов создала танцевальную драму. Эта работа вызвала интерес в мире. Балет вернулся на сцену в 1992 году и получил превосходный отзыв.

В начале 80-х годов, под руководством Градимира Панкова, начал создаваться новый репертуар, который позднее расширили Дорис Лайне и Йорма Уотинен. Балет поставил произведения Матса Эка, Роберта Норта, Иржи Килиана и Руди ван Дантцига. Традиционное и новое, иностранное и финское начали гармонично смешиваться. Первый подлинный балет Баланчина был исполнен в 1984 году (”Кончерто барокко”); первый балет Форсайта (”Стептекст”) – в 1993 году.

Новое здание

Самой сложной задачей для директора Йормы Уотинена было строительство нового здания оперы. ”Временное” пребывание в старом Александровском театре растянулось почти на 70 лет, и маленькая его сцена стала мешать художественной выразительности танца. Теперь, впервые в Финляндии, для танца есть превосходная сцена и большой зрительный зал. Наступила пора приобщить к танцу более широкий круг зрителей. Йорма Уотинен хочет предложить публике всего по немногу: традиционные балеты 19-го века, воссоздание основных балетов 20-го века (во главе с непревзойденной ”Весной священной с” хореографией Нижинского, в реконструкции Миллицент Ходсон и Кеннета Арчера) или их новые интерпретации (такие как ”Свадебка” Роббинса или ”Петрушка” Уотинена), а также иностранные и финские современные произведения. Задачи Национального балета отчасти связаны с его уникальным положением в сфере танца в Финляндии. Это – единственная труппа, хранящая классические традиции, и, следовательно, не имеющая конкурентов. Поэтому критерии стандартов приходится искать за рубежом. Бурный рост современного финского танца заставляет балет больше экспериментировать и рисковать.

При директоре Уотинене танцоры имеют возможность создавать продукцию в студиях на основе собственной хореографии. К тому же, Уотинен заказал новые хореографии у молодых финских современных танцоров, таких как Арья Раатикайнен, Теро Сааринен и Кеннет Кварнстрём. Такое ”взращивание” хореографов под силу Национальному балету Финляндии, потому что его финансовые ресурсы несравненно больше, чем у других организаций в сфере танца.





Zimaletta.Com.UA 10.0 из 10 на основе 28 оценок. Всего 21 клиентских отзывов.
Клуб Тукан
Фото Финляндии
1 2
3 4
5 6
7  
Карта Финляндии
Карта Финляндии
   2*  3*    
Наши телефоны:   Телефон(044) 288 60 02
(067) 464 83 35
карта проезда  график работы